Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1

ТЕМА: Муайто

Муайто 23 дек 2018 21:36 #100093

  • ilin.s
  • ilin.s аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Великий Мастер
  • Великий Мастер
  • МихейАбевега
  • Сообщений: 697
  • Репутация: 155
  • Спасибо получено: 640
Книжка планируется как маленький трэшный вбоквел к Ярлингам

Гл1
Перекинутая через плечо туша убитого рогача постукивалась головой о спину в такт быстрым шагам. Словно подгоняя Муайто, и без того спешащего домой.

Впереди, рассекая высокую траву, семенил Войко, беспрестанно тычась рыжей мордой во все стороны и принюхиваясь, будто проверяя, туда ли они вообще идут. Не успевшая выпасть зимняя серая шерсть, торчащими клоками взъерошившаяся на боках и спине волка, цеплялась за жёсткие стебли травы и колючие кусты, оставляя забавный «волосатый» след за неугомонным другом.

Позади пыхтели, стараясь не отставать, Арко и Тойто. Мальчишки пережили шестую зиму и сейчас были приданы в помощь Муайто. Пока не подрастут и не смогут сами стать охотниками. Иногда, правда, старшие забирают их с собой на выпас. Но даже катание на лошадях не способно долго удержать мелких проныр рядом со стариками. На охоте куда лучше. Вот станут такими же древними, тогда и пойдут в скотопасы. А сейчас им интереснее в загонщиках у охотников поотираться. И полезнее к тому же.

Сегодня оба мальца и Войко потрудились на славу, выгнав прямо на Муайто отличного зверя. Ну и сам он не оплошал. Метнул копьё точно в грудь, промеж передних лап рогача. Даже побегать за ним не пришлось – так и рухнул замертво на землю перед охотником.

За такое старание вся троица загонщиков и была вознаграждена. Войке перепала выпотрошенная требуха, а мелкие по очереди радостно тащили домой копьё Муайто. Знатное копьё. Такое в посёлке не у каждого взрослого есть, не то что ещё у кого из молодых.

Когда-то, с пару рук зим назад, когда племя ещё кочевало по приморским степям, отец привёз из набега обломок меча. Больше, чем в локоть длиной, из отличного железа. Еле смогли тогда сбить вокруг обломанного края острые кромки лезвия.

Муайто в ту пору сам был чуть постарше идущих сейчас сзади мальцов. С диким восторгом он тогда помогал отцу вставлять обломок в расщеплённый конец древка и приматывать тонкими полосками из вымоченной конской шкуры. Нынче эту закаменевшую обмотку и ножом не возьмёшь. Держит намертво. А отец, подарив ему на вырост такое великолепное копьё, взял и не вернулся из следующего набега. Сгинул где-то у берегов Урты. Мать с мелким Муайто забрал к себе в семью брат отца, старший шаман их рода. Потом мать умерла. Но Муайто тогда уже был почти взрослый, и даже почти не ревел. Только если никто не видит.

А потом Урта и море, в которое она впадала, стали мелеть. Говорят, из-за того, что выше по течению большой вождь человеков соединил Урту с другой рекой, лишив части силы. И орочьи степи стали хиреть. Сохнуть и умирать, превращаясь в безжизненную пустошь. Все племена стали перебираться кто куда. Их род ушёл вдоль Векши сюда, к южным отрогам каменного хребта и попробовал стать оседлым, выбирая себе место получше. Живут же севернее горские орки совсем не кочуя. Тем более здесь были места и для выпаса уменьшившихся табунов, и для охоты на всякое зверьё. И человеки реже встречались. Одно плохо – в горах обитали совсем одичавшие серые коблитты.

Впереди тревожно тявкнул Войко. Оглянулся, прижав уши и опустив хвост. Не ощерился, показывая зубы. Значит, впереди никто опасный не таится. Просто волк что-то почуял и тревожится.

Муайто нахмурился. Не нужны ему сейчас никакие задержки. В посёлке его ждёт Триска. Красавица Триска. Всем она хороша – красивая, с изумительными глазами, тонкой талией и крутыми бёдрами. Ноги длинные и сильные. Грудь пока что только небольшая. Но нарожает ему пару-тройку маленьких охотников, и станет ещё краше.

А вот руки у Триски самые, наверное, нежные на свете. Что она только не вытворяла этими руками… Брать её, как жену, до обряда закон не велит. Но ласкать и нежить друг друга попробуй-ка им запрети! Они с Триской частенько сбегали из-под присмотра старших к реке, где прячась от чужих взглядов под вислыми густыми ветками прибрежных деревьев, проводили время в объятьях друг друга.

Как он любил ласкать её шею, грудь и живот, гладя руками и целуя! А как млел от прикосновения её рук, настойчиво забиравшихся к нему в штаны!

От этих мыслей зачинатель Муайто набух и оттопырил штаны. Так, что даже идти стало не очень удобно. Ладно хоть килт поверх штанов прикрывает бесстыдно воспрявшую плоть. Да и прятаться тут пока не от кого.

Поспешить бы только надо, пока старшие кто где, и можно снова ненадолго улизнуть к реке.

Войко впереди навострил уши, тревожно тявкнул, оглянувшись на Муайто. Повернулся в сторону посёлка, прижал уши и, встопорщив шерсть на загривке, припустил бегом вперёд.

Показалось, или он действительно при этом зарычал?

Ох, не нравилось это Муайто! Он оглянулся на мелких. Подустали уже орчата. Плетутся еле-еле.

- А ну-ка, - протянул руку к Арко и забрал у него копьё, - давайте быстро за мной. Догоняйте.

Развернулся и побежал, набирая скорость, лавируя между редко попадающимися невысокими кустиками колючек. Быстрее орка в степи только оркские кони бегают. Они хоть и пониже, чем у человеков, будут, зато, несомненно, быстрее. Вот только воин в степи должен и без коня уметь быстро передвигаться. И лучших бегунов, чем кочевые орки, во всём мире не найти. Муайто рванул так, что только ноги замелькали по-над землёй.

Мелкие приотстали, но тут им уже нигде и никак не заблудиться. До посёлка всего ничего. Вон и дымы уже видно.

Только что-то много их. И цвет тёмный. Не как от дров или даже скотского помёта сушёного. И запах не тот.

Сейчас Муайто отчётливо уловил неправильный запах дыма. Словно кто-то сдуру решил спалить шкуру сдохшего коня.

Сердце, и без того часто колотившееся от быстрого бега, зашлось в тревоге, затрепыхавшись подраненным хрюном. Муайто ещё наподдал и понёсся уже совсем не разбирая дороги.

Показался посёлок, и орк скинул с плеча рогача. Не до него стало. Не зря ему дым не понравился. Плохой был дым. Дым от сгоревших шатров и не только.

Весь посёлок был усыпан телами и залит кровью. Муайто ринулся от шатра к шатру, пытаясь углядеть живых.

Тщетно. Все, кто был в посёлке – женщины, дети, старики - все сейчас лежали бездыханные, растерзанные и изуродованные.

Триска! Где Триска?!

Подскочил к шатру девушки.

Вот её мать с пробитой головой и вывалившимися из распоротого живота сизыми кишками.

Вот младшая сестрёнка. И трёх зим не пережила. Лежит на земле, раскинув ручонки и уставившись в небо мёртвыми глазами, с раздавленной в лепёшку грудью.

Вот вообще непонятно кто из стариков уткнулся обгоревшей головой в затухшее уже почти кострище.

Триски не было. Муайто заметался, не зная куда кинуться.

Краем уха уловил рычание. Войко. Это у человеков пёсы громкие да брехливые. Войко не пёс. Он всё тихо делает. Но Муайто его всегда слышит и понимает.

Орк кинулся на звук.

Вздыбленная шерсть, прижатые уши и нервно подрагивающий кончик приопущенного хвоста, угрожающий рык из ощеренной пасти - Войко скалил зубы нависнув над чьим-то лежащим за крайним шатром телом.

Муайто подбежал к волку. Коблитт! Спутать ни с кем не возможно, хоть вместо лица теперь и каша кровавая. Мертвый. Рядом – убивший его старик Корто с перерезанным горлом.

Короткие напуганные возгласы где-то позади.

Орк оглянулся.

Мальцы подоспели. Кинулись к своим шатрам.

Тойто плюхнулся с разбега возле растерзанных тел близких, обхватив руками мёртвую мать.

Арко же только постоял пару секунд над своими, тихо подвывая и сжимая кулаки. Оглянулся, увидел Муайто и рванул к нему. Подбегая, заметил коблитта, подхватил с земли каменюку и, рухнув перед трупом серого на колени, с остервенением принялся разносить тому и без того уже помятую черепушку.

С хрустом стали проминаться кости, расплёскивая кровь и мозги недомерка. А мальчишка продолжал долбить камнем его голову, рыча при этом не хуже Войки.

Вот это орк вырастет! Если доживёт.

- Арко! – резко окрикнул его Муайто. – Арко, брось его! Беги за нашими на пастбище!

Оторвать увлёкшегося мальца не сразу удалось. Но удалось. Муайто развернул его в сторону выпаса и придал ускорение подзатыльником:

- Давай, воин, приходи в себя и поспешай! Не все здесь лежат. Похоже забрали серые с собой некоторых. Догонять их надо. Беги!

Но Арко и без того уже уносился обратно в степь.

- Войко! И ты бросай серого! Пойдём! Ищи Триску!

Всё так же скалясь, зверь нехотя отошёл от трупа. Поднял голову, вглядываясь в лицо хозяина.

- Ищи Триску! Зря она тебя что ли подкармливала!?

Волк наклонил голову вбок, выставляя вверх правое ухо, будто прислушиваясь к словам хозяина. Тявкнул и, развернувшись, потрусил через посёлок, изредка поднимая голову повыше и принюхиваясь. Что тут можно было унюхать сквозь дым и запах крови – одним ушедшим ведомо. Но Войко куда-то шёл, и Муайто надеялся, что тот знает, куда.

Иногда среди тел родичей попадались и трупы коблиттов. Всё же и старики, и даже женщины орков могут за себя постоять. Но, видать, большой оравой серые навалились. Не справиться с ними было.

ГЛ2
В центре посёлка — разорённые и развороченные шатры вождя и шаманов. Вот где коблитты остались-таки без пары рук воинов. И старый Киото, и Чанго с другими, все полегли. Но серых напоследок покрошили изрядно. Войко даже обошёл место побоища, чтоб не вымазать лапы в огромной луже густеющей крови.

Муайто же не мог пройти мимо. Шагнув к телу Чанго, бывшего ему почти отцом, он коснулся пальцами похолодевшего лба и глянул в небо. Пусть ушедшие позаботятся о духе старшего шамана.

Войко уже скрылся за чудом уцелевшим, даже не обгоревшим шатром Болто. Нужно догонять.

— Муайто, подожди! — Тойто. — Я с тобой!

Интересно, воин в нём проснулся или одному оставаться страшно?

— Загляни в шатёр Болто, вдруг есть кто живой.

— Да, Муайто, — мелкий метнулся к шатру. Через пару секунд выскочил к орку, уже проходящему мимо. — Нет. Пусто.

В руках какой-то кривой, корявый нож. Коблиттский, что ли?

Волк потрусил в сторону реки. И не просто реки, а их с Триской рощицы. Не прямо напротив посёлка, куда старшие гоняли стадо на водопой. Чуть выше. Туда, где деревья росли на самом берегу, наклонившись толстыми стволами и свесив густые ветви прямо над водой.

— Мы куда? — Тойто засеменил рядом, задрав голову и пытаясь перехватить взгляд Муайто. Но тот лишь неотрывно пялился на рощу, надеясь заметить хоть какой-то обнадёживающий знак.

— Туда, — махнул он рукой в сторону деревьев.

— Ага, — кивнул мелкий и бросился догонять волка.

Муайто хотел было его остановить, но сдержался. У каждого орка есть право на смерть в бою. Даже такого маленького. Либо научится чувствовать опасность и справляться с ней, либо отправится на попечение ушедших.

Трава, чем ближе к реке, тем выше и выше становилась. Войко уже скрылся из глаз. От Тойто тоже вскоре одна макушка видна осталась. Да и то ненадолго. Скрылась и она. Только колыхание зарослей, смыкающихся за орчонком.

Миг, другой, и Тойто совсем пропал. И тут же раздался его негромкий вскрик.

Муайто перехватил поудобнее копье и замедлил шаг. Кинуться сейчас опрометью к мелкому было бы непростительной ошибкой. Серых среди такой буйной и высокой растительности может целая орава скрываться.

И то, что волк себя никак не проявил, ещё не говорит, что опасности нет. Мог затаиться, чтоб напасть вместе с орком. Либо сбежать вместе с ним, если хозяин решит, что враг ему не по зубам и лучше уйти без боя. Войко волк умный. Если мелкий попал под нож, его уже не спасти. А глупо подставляться под удары из скрыта — ни волку, ни Муайто не резон. Им ещё Триску найти надо.

Муайто выдохнул, снимая сковывающее мышцы напряжение и расслабляясь. Движения его стали медленными и плавными. Ноги почти беззвучно раздвигали траву у самой земли, прежде чем встать на неё. Глаза выискивали любую тень опасности. А слух обострился так, что слышно стало журчание неспешно текущей в реке воды.

И пыхтение Тойто немного поодаль.

Муайто затаил дыхание и сделал ещё несколько плавных шагов вперёд.

Внутренняя сила переполняла молодого охотника, сдерживающего себя, но готового взорваться в любой миг бешеной энергией, разящей острым орочьим копьём любого врага.

Но врага не было. По крайней мере, опасного.

На изрядно примятой траве лежали трое — юная Теска, жена Болто и два коблитта.

Сорванная юбка мёртвой орчанки валялась рядом с ней. Промеж голых раздвинутых ног, уткнувшись рожей в живот девушки, валялся дохлый же серый со спущенными штанами. Сомкнутые на его шее руки Тески без сомнений показывали на причину смерти гадёныша. У неё самой из груди торчала рукоять коблиттского кинжала.

А в паре шагов от них Тойто оседлал, видимо, пытавшегося уползти с поляны ещё одного недомерка. Коблитт, скорее всего, был уже хорошенько ранен и не мог скинуть с себя озверевшего мальца. Он лишь вяло сучил ногами да бессильно скрёб крючками пальцев по земле. А Тойто, забыв про всё, яростно втыкал ему в спину свой трофейный каменный нож.

Муайто подошёл ближе. Оглянулся, прислушался. Никого вокруг не заметно. Эти, похоже, бросились в погоню за Теской, да увлеклись. Никто из своих про них и не вспомнил. Из посёлка-то погибших не забрали, а этих, наверняка, и искать не стали.

Охотник шагнул к Теске, ухватив за затрещавшие лохмотья, сдёрнул с неё коблитта, отбрасывая в сторону. Сдёрнул с себя рубаху и накрыл наготу девушки.

Пинком перевернул труп серого на спину.

До чего ж у этих диких тварей морды мерзкие! Серая сморщенная кожа, глаза навыкат, словно их кто изнутри выдавливает. Зубы мелкие и острые. Похлеще, чем у коблов. Смотреть противно.

Ножки, вон, тощие да кривые. Зачинатель так и вовсе с букашку. Чего он с таким на Теску-то лез?

Муайто вытащил из-за пояса нож. Наклонился к серому, положив копьё рядом на землю.

Ну, что? По закону ушедших за такой проступок воздаяние одно. Пусть даже и посмертно.

Ухватив и оттянув зачинатель серого, охотник откромсал его ножом вместе с волосатыми яблоками и, полоснув лезвием по горлу, запихнул всё хозяйство в разверзшуюся щель.

Жаль всё же, что сдох недомерок давно. Кровь не хлестала уже из ран, омывая руки свежей и яркой кровью. Мелкому, вон, куда больше повезло — весь в алых брызгах с ног до головы.

— Тойто, пойдём, — бросил он мальцу, поднимая копьё. — Ты молодец. Взял жизнь первого врага. Теперь оставь его. Мы идём дальше.

Пошёл, не оглядываясь. Незачем повторять. Он видел, что мальчишка его услышал.

Дальше шёл не опасаясь. Был бы кто тут из серых, давно б заметили и напали. Столько возможностей было.

До реки рукой подать. Вот и роща уже впереди.

Не успел подойти к деревьям, из сплетения обвисших веток вынырнула Триска и кинувшись навстречу, повисла на шее, обвив руками. Прильнула тёплыми губами к уху.

Тут же выметнулся из зарослей и закружился вокруг, радостно подпрыгивая и поскуливая, Войко.

— Пойдём, — отстранилась от него и потянула за собой за руку девушка.

Затащила его в тень листвы. Пригибаясь и уворачиваясь от веток, потащила вглубь.

— Что в посёлке? — спросила не оглядываясь. — Серые ушли?

— Ушли, — буркнул он, не понимая, куда его влекут. Не самое, вроде, для ласк время.

— Хорошо, — кивнула она и, выпрямляясь на небольшом свободном от веток клочке земли меж толстых стволов деревьев, подняла голову вверх: — Всё в порядке. Это и вправду Муайто. Коблитты ушли, можно спускаться.

В вышине деревьев зашебуршалось. Выглянуло из листвы несколько встревоженных лиц, и охотник услышал приглушённые голоса: — Это Муайто. Это Муайто. Можно спускаться.

— Пошли, — вновь потянула его за руку Триска. На этот раз наружу. — Здесь очень тесно. Пусть спокойно слезут.

Вышли на луг. Муайто потрепал по загривку крутящегося у ног волка. Одобрительно кивнул стоящему рядом и крутящему головой по сторонам Тойто. Всё верно, на чеку нужно быть всегда.

— Бери Войко, идите с ним в посёлок. И смотри, больше не ломись диким хрюном по лугу. Внимательным будь. Мы за тобой. Если что, сигнал дашь.

Мелкий, свистнув волку, засеменил в сторону поселения.

А из зарослей одна за другой стали появляться орчанки. Не много. Четверо. Одна с грудничком на руках - вторая жена Болто. Повезло ему.

Ещё зашуршало. Три девчонки чуть старше Тойто с Арко. Похоже, самые шустрые.

Что ж, хоть кто-то. Род не умрёт точно. Муайто вздохнул.

— Это всё?

— Да, — кивнула Триска.

— Тогда возвращаемся, — он развернулся и пошагал вслед за убежавшим с волком мальцом. Триска, так и не отпуская его руки, пошла рядом.

- Муайто, - спросила она, - ты видел мою мать, Туску и Ниру?

- Тайка и Нира мертвы. Туску серые, похоже, забрали с собой.

- С собой? – Триска зажала рот ладошкой. Муайто видел, как она напугалась. Но особо утешить девушку ему было нечем.

- Я попрошусь со старшими в погоню, - сказал он и почувствовал, как Триска благодарно сильнее сжала его руку.

гл3


Остановились лишь ненадолго у тел серых и Тески. Девушку Муайто взвалил на плечо. Триска обернула ей зад всё той же рубашкой. Пнула валяющегося рядом серого, вспугнув жуж, зароившихся тут же вокруг трупа гудящей тучей.

Теска обвисла на плече, как давешний рогач. Только потяжелее была и холодная. Совсем скоро коченеть начнёт.

Муайто отмахнулся от парочки привязавшихся надоедливых жуж и пошагал дальше.

Орчанки за ним, проходя мимо серых, плевались и попинывали трупы. Иска, мелкая заноза, даже помочилась на одного. Серых и так не жаловал никто, презирая гадский народец. А эти и подавно не достойны ни капли сожаления. Пусть гниют прямо тут.

Мерзких низкорослых коблиттов, с их серой, словно у умертвий, кожей и какими-то вечно сморщенными рожами, не любили со стародавних времён. С тех времён, когда они, во время войны с человеками, предали своих хозяев Ушедших. Узнали, что те, найдя способ уйти из этого мира, не хотят сразу забрать их с собой, и выдали человекам время и место исхода.

Торкусу Грозному тогда пришлось приказать вассальным отрядам орков и коблов прикрывать отход своего народа к порталу. И самому жечь нападавших человеков «Диким огнём». В злых лучах сгорали тысячи вражеских магов и воинов. А те, кто выживал тогда, медленно подыхали потом, исходя гноем и невыносимой болью. И никто не мог им помочь.

И человеки прокляли Торкуса. И с тех пор не называли его иначе, как Проклятым.

А предавших его серых так и не приняли к себе. Предатели никому не нужны. С коблами и орками, теми, что выжили после того противостояния, то снова воевали, то торговали. С презренными же недомерками не имел дел никто, предпочитая убивать тварей, даже не разговаривая с ними. Вот и одичал народец, разбредясь по свету и забившись в непролазные его уголки. Кто в болота, кто в дремучие леса, кто в горы и ущелья.

К ним никто особо не лез. И они не часто выбирались из своих схронов. Но вот находило иногда на них что-то непонятное. Говорят, из-за того, что, перестав чтить Ушедших, нашли они себе новых хозяев и богов. Тех, что требуют себе полного подчинения и кровавых жертвоприношений. Вот и собирались твари в злобные орды, и нападали на всех, до кого дотянутся.

В становище вовсю кипела суета. Вернулась часть старших с выпаса. Да и некоторые из молодых охотников тоже уже были здесь.

Подбежал Войко. Потёрся о ногу хозяина и задрав голову, уставился на него, вывалив язык набок.

Муайто потрепал волка по загривку и огляделся. Заметил Тойто, прильнувшего к отцу и уткнувшегося носом тому в бок. Подошёл:

— Микко, твой сын сегодня взял жизнь своего первого врага. Хороший будет орк.

Малец, хлюпнув носом, оторвался от отца и кинул недоверчивый взгляд на охотника. Но парень уже отправился дальше — увидел старого Даго, отца Триски и такая — военного вождя рода. Он как раз что-то обсуждал с ещё двумя старшими.

— Старшие, — подошёл к ним Муайто и почтительно склонил голову. Говорят, этот обычай пошёл от волков, что так показывают смирение и покорность. — Даго, я хочу пойти с вами.

— Куда ты хочешь пойти? — хмуро посмотрел на него такай, бросив лишь мимолётный взгляд на свою, выглядывающую из-за спины парня, дочь.

— За серыми. Мне кажется, они увели часть детей. Я посмотрел, многих не хватает ни среди мёртвых, ни среди живых. Нужно отбить остальных, вождь.

— Я видел, что ты нашёл выживших. Это похвально, — такай, к которому, с гибелью главного вождя, переходило управление родом, продолжал хмуриться, — но не следует говорить старшим, что им нужно делать.

— Но, Даго...

— Не перебивай! Ты влез в разговор старших.

— Мы об этом и говорили, — повернулся к молодому охотнику ещё один из старших. Поко, отец Арко. Он всегда благосклонно относился к Муайто, нянчившемуся с его сыном. — Отверженные ушли далеко. Мы не знаем ни сколько их, ни куда они ушли. Пока будем догонять, придёт вечер, а серые уже доберутся до гор. На камнях мы и вовсе не увидим их следов. А то и вовсе попадём в засаду.

— Я не хочу посылать воинов в никуда, — кивнул такай.

— Но там мои дети, — в голосе третьего старшего, Туако, слышались боль и нетерпение. — Я вижу, Даго, недомерки украли и твою среднюю дочь. Неужели ты позволишь этим тварям принести её в жертву?! Позволь, я возьму несколько молодых, и мы попробуем нагнать гадёнышей.

— В степи много троп. В горах не меньше. Вы не найдёте их, — покачал головой Даго. — А если потеряете кого-то из наших, роду будет ещё сложнее восстановиться.

— Простите, старшие, — вновь вмешался Муайто, склоняясь ещё сильнее, — мой Войко быстро найдёт след. Даже в горах. И если мы поспешим, может нагоним их и раньше.

— Такай, я, наверное, всё-таки поддержу Туако с парнем, — повернулсуя к Даго отец Арко, — и я готов пойти с ними.

— Я знаю, что волки могут брать след, — раздражённо проговорил Даго. — Возможно даже этот волк не ошибётся. Но вам придётся не идти, а бежать. Долго бежать, — он с сомнением глянул на Поко.

— Я не настолько стар, чтобы забыть, как быстро переставлять ноги, — ударил тот себя кулаком в грудь.

— А я не настолько сумазброден, чтоб рисковать нашими воинами, — начал злиться такай.

— Мы вдвоём поведём молодых, — Туако видел, что Даго готов согласиться и именно потому сердится сам на себя. — Не переживай, такай. Поко мудр и опытен. Он не даст нам наделать глупостей. Время уходит, вождь.

— Хватит на меня давить, — взьярился Даго, но тут же сдержал себя и скомандовал: — Берите руку охотников. Можете и этого с волком, да постарайтесь вернуться целыми.

Муайто разве что не прыгал от радости. Он обернулся к Триске, поймал её взгляд. Чего в этом взгляде только не было. Надежда, радость, гордость за него, добившегося своего от старших и отправляющегося в настоящий военный поход. А ещё обещание. Дождаться и вознаградить храброго воина по заслугам. Уж она-то найдёт способ обойти запреты старших.

Внизу живота возникло томление, и, чтоб не опозориться вновь оттопырившимися штанами с килтом, Муайто поспешил наклониться к Войко.

- Пошли-ка, рыжий, - погладил его.

Волк закрутился, радостно задрав хвост и выставив торчком уши.

- Ну-ка, - подойдя к ближайшему трупу коблитта, парень оторвал от его лохмотьев изрядный кусок.

Понюхал и брезгливо сморщился. Воняло жутко. Ладно бы только кровью. Нет, какой-то ужасной кислятиной, тухлятиной и ещё, ушедшие ведают, чем. Сдохнуть можно!

Обернулся на старших. Поко уже собрал вокруг себя возбуждённо галдящих молодых. Стать воином хотелось всем, но Поко с Туако должны были отобрать лишь четверых.

Муайто помахал им рукой и показал, что пойдёт к краю становища. Тому, что ближе всех к горам. Наверняка, коротышки именно туда и сбежали с добычей.

- Нюхай, - сунул он вонючую тряпицу волку под нос. И жалко было другу этой дрянью в нос тыкать, но ничего не поделаешь. – Нюхай и ищи.

Парень не зря считал своего Войко самым умным волком, не то что в посёлке, в целом мире. Рыжий, поводив носом, не кинулся назад, в центр становища, где волялось полно трупов коротышек. Он точно понял, чего от него хочет хозяин, и ринулся в заросли степной травы.

Охотник лишь окликнул остальных, да бросился его догонять.

Двигались растянувшейся цепочкой. Впереди, задавая темп и направление мчался волк, за ним орки. Каждый в нескольких шагах за впереди бегущим. Так меньше шансов влететь всем вместе в засаду.

Войко иногда сменял быстрый бег на трусцу — отдыхал. И Муайто, и остальные могли бы его легко обогнать, не сбавляя темпа. Но без чуткого носа волка такой забег был бы бессмысленен. Пойди угадай, куда направились отверженные.

Близился вечер. Сколько лиг они пробежали, только Ушедшим ведомо. Холмистое предгорье, давно сменившее степь, было более скудно на траву и богато на выпирающие тут и там из земли камни. Хорошо, что первый день весов давно позади. Дело к лету и до темноты еще далеко. Но и сейчас уже солнце, почти свалившееся к горизонту, ярко освещало лишь дорогу по холмам вверх, пряча спуски в неприятную серую хмарь.

Горы впереди уже дыбились несокрушимыми исполинами, уткнувшимися в самое небо. Воздух стал прохладней и как будто прозрачней.

Очередной преодолённый холм. Последний — сразу за низинкой начинался плавно уходящий вверх склон огромной горы. И с левого края к её гребню медленно пробирался через каменные россыпи отряд коблиттов....

Продолжение будет выкладываться все на том же ат в свободном доступе author.today/work/24650
Вложения:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Белее-ет мой парус такой одинокий на фоне стальных кораблей
Последнее редактирование: от ilin.s.

Муайто 16 янв 2019 20:52 #100116

  • ilin.s
  • ilin.s аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Великий Мастер
  • Великий Мастер
  • МихейАбевега
  • Сообщений: 697
  • Репутация: 155
  • Спасибо получено: 640
рассказ разбит пока для удобства выкладки на части. главы 4я и 5я уже выложены здесь: author.today/reader/24650/187193

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Белее-ет мой парус такой одинокий на фоне стальных кораблей
  • Страница:
  • 1
Модераторы: Добрый