Чувство долга

Москва. Весна, 203Х года.

 

Тонированный в ноль микроавтобус уверенно подкатил к закрытым воротам хосписа, требовательно крякнул сиреной и мигнул синими огнями спрятанного за решётку радиатора стробоскопа. Из крохотной будки охраны неторопливо выбрался хромоногий пенсионер, в аккуратно наглаженном, но застиранном до бесцветного состояния армейском кителе. На правой стороне груди виднелась пара золотистых нашивок тяжелых ранений.

Мазнув взглядом по ментовским номерам и припадая на обе ноги, охранник подошел к водительской двери. Проигнорировав требовательное взрыкивание движка, он осторожно постучал антенной смешной розовой рации в непрозрачное стекло. Кротостью нрава залетные гости не отличались: взвизгнул стеклоподъемник, выплескивая наружу ауру власти и агрессии:

-- Ты че старый, берега попутал? Открывай ворота, полиция!

Флегматичное лицо охранника осталось безучастным. Он заглянул вовнутрь микроавтобуса, оценил количество прибывших и расположение звездочек на погонах. Холодным пустым взглядом уставился на старшего группы, вольготно развалившегося на переднем сиденье:

-- Документы предъявите…

Из глубины салона привычно прессанули:

-- Не борзей, хромоногий! Я тебе щас так предъявлю, досрочно выйдешь на пенсию, по инвалидности!

Капитан недовольно оглянулся и заткнул разошедшегося холуя:

-- Филипенко, утихни!      

В отличие от звероподобного прапора, специалиста по раскалыванию подозреваемых в первые же минуты после задержания, капитан успел разглядеть глаза охранника. Ох уж эти никому не нужные ветераны горячих точек, забытые государством и отторгнутые обществом сытых потребителей…

Колченогий, вероятно, воевал еще во Вторую Грузинскую, а может и конфликт на Дальнем зацепил, причем вряд ли в должности рядового солдата. Такого на привычные барские понты не взять, придется наступать на горло собственному величию и демонстрировать документы.

Старший группы молча вытащил закатанное в пластик удостоверение, солидно сверкающее голограммами, печатями и разлапистым орлом.

-- Все?! Открывай ворота!

Охранник покачал головой:

-- Это частное больничное учреждение. Согласно статье двадцать пятой конституции РФ: «Жилище граждан неприкосновенно. Никто не вправе проникать в частные дома против воли проживающих в них лиц».

-- Грамотный сука?! – возмущенно рванулся из кресла гигантский прапор.

-- Сядь, Филипенко! – капитан сохранил самообладание, чему немало способствовали направленные на машину камеры наружного наблюдения.

Поиграв скулами, он напомнил охраннику:

-- Статья пятнадцать, закона «О полиции». Мы имеем право войти на частную территорию для задержания лица, подозреваемого в преступлении. Так же мы вправе произвести взлом замков и конструкций, препятствующих проникновению. Еще вопросы будут, или я прикажу нахрен протаранить эти ворота?

Охранник прищурился и приподнял одну бровь:

-- И Бога не побоитесь? Это, между прочим, детский хоспис, сюда со всей России неизлечимо больных ребятишек умирать привозят…

Ноздри капитана яростно раздулись:

-- У меня на руках постановление об аресте вашего главврача. Даю тебе ровно пять секунд для открытия ворот, в противном случае, ты будешь задержан за причинение помех и неподчинение законным требованиям органам правопорядка.

Ветеран удивленно покачал головой:

-- Да езжайте уже, органы… Кто ж вам мешает...

Он потянулся к поясу и нажал кнопку на брелке управления. Ворота вздрогнули, медленно поползли в сторону. Водила посмотрел на охранника тяжелым многообещающим взглядом и нажал кнопку стеклоподъемника, отделяя теплое нутро ментовоза от внешнего мира. С последним порывом весеннего ветра в салон влетела черно-белая тушка светошумовой гранаты.

Впервые улыбнувшийся охранник резко присел, прижимаясь спиной к водительской двери, приоткрыл рот и зажал уши ладонями. Оглушительно бахнуло, ветерана оросило крошевом каленого стекла. Вытянув из под кителя гражданский шоковый пистолет, кустарно доработанный под стрельбу очередями и до скрипа пружины набитый неконвенционными зарядами, мужчина заглянул в салон.

М-да, звуковой хлопок в двести децибел и вспышка в тридцать миллионов свечей в салоне закрытого автомобиля – это очень весомый аргумент в любом споре. Шоковая граната сработала штатно, в отключке оказались все кроме зловредного прапора, монотонно подвывавшего и слепо раскачивающегося на заднем сиденье. Охранник поднял пистолет и короткими двойками обработал всех находившихся в салоне. Острые электроды одноразовых конденсаторов уверено пробивали мышиного цвета форму и мгновенно разражались в одном коротком импульсе силой в пятьдесят миллионов вольт. Вот теперь у Дока действительно будут обещанные десять минут форы.

Ветеран задумчиво поглядел на зарождающийся в салоне пожар – есть у «Зари-3» такой вот побочный эффект. Затем с явным сожалением дотянулся до огнетушителя в стандартном крепеже у двери и забил струей порошка набирающее силу пламя.

Поднес ко рту пластиковую коробочку рации, в очередной раз скривившись при виде бестолкового розового цвета. Да, это тебе не привычный армейский серо-зеленый…     

-- Док, это Сергей, ответь… Пш-ш-ш… Время вышло, за тобой воронок приехал… Пш-ш-ш… Как и обещал, минут десять у тебя есть, вряд ли больше. Станция звукометрического городского контроля уже наверняка отработала хлопок, сигнатура «Зари» была приглушена салоном, но не думаю что это обескуражит ИскИн ЗГК… Пш-ш-ш… Извини по другому не мог, их все-таки шесть рыл, а я всего лишь старый инвалид… Пш-ш-ш… Да живы все, не бойся! В общем - действуй, я попробую выиграть тебе лишние пару минут после прибытия патрульных или спецназа, кого там Бог пошлет на наши головы… Правильный ты все же мужик Док, удачи тебе и не поминай лихом!

Вернув рацию на пояс, он потянулся через выбитое окно к телу водителя и достал из оперативной кобуры полицейского пластиковый «Глок». Скривился – и тут Родину предали…

Ну что ж, ему уже давно не нравился этот поставленный с ног на голову мир, видимо, пришла пора прощаться, вместе им явно не по пути. Зато появился шанс сдохнуть правильно, как и полагает старлею ВДВ - под грохот выстрелов и в сизом тумане порохового дыма. Мужчина горько усмехнулся и полез в коптящий салон шмонать очередное тело. Мародёрка это святое… 

Купить продолжение

Copyright www.maxx-marketing.net